Мален

Мален. Спектакль театра Современник Принцесса Мален: Марина АЛЕКСАНДРОВА
Принц Гиальмар: Артур СМОЛЬЯНИНОВ
Анна, королева Ютландии: Елена ПЛАКСИНА
Король Гиальмар, властитель одной части Голландии: Анатолий УЗДЕНСКИЙ
Король Марцелл, властитель другой части Голландии, он же Сумасшедший: Владислав ФЕДЧЕНКО
Принцесса Углиана, Маленький Аллан, дети королевы Анны: Янина РОМАНОВА
Ангус, друг принца Гиальмара: Антон ХАБАРОВ
Кормилица Мален: Таисия МИХОЛАП
Режиссер-постановщик - Владимир АГЕЕВ
Сценография и костюмы  - Мария ФИЛАТОВА

О спектакле

Морис Метерлинк, «Мален», мистический триллер в двух частях, сценическая композиция Владимира Агеева по пьесам «Принцесса Мален» и «Жуазель» (обе – в переводе Н.Минского). Так выглядит афиша нового спектакля «Современника», который поставил режиссер Владимир Агеев, до того успевший на Другой сцене театра выпустить «Полет черной ласточки», где в споре с самим собой играет Иосифа Сталина народный артист России Игорь Кваша.

Вот первая мысль, как ни печально, оказавшаяся верной: зачем Агееву так нужен был этот мистический триллер, когда ему так хорошо удаются легкомысленные истории, удачливый в насмешничестве, он настойчив в обращении к серьезной, то романтической, то символистской драме. И раз за разом терпит фиаско.
В «Мален» он призывает на помощь видео – на огромный экран, в который превращается «бесцветный» тканый задник, проецируются полеты диковинных птиц, какие-то мистические «движения». Он ловко пользуется возможностями светоаппаратуры (за свет отвечает Михаил Чернявский): напоминая эффектные цветовые партитуры Уилсона, здесь задник окрашивается в разные цвета, которые то резко, то плавно сменяют друг друга. Он то обнаруживает, то едва обозначает «напоминания», «рифмы», которые торчат у Метерлинка за каждым поворотом сюжета, изо всех углов. Очень культурно. И невероятно скучно. Скука, правда, некоторыми считается неотъемлемой частью подлинного произведения искусства. С этой точки зрения спектакль Агеева – подлинный шедевр.
Какая-то беготня, толкотня, спешка, сопровождающая передвижения артистов и их разговоры, часто переходящие в крик, – все это нисколько не расцвечивает и не разбавляет тоску: порой возникает подозрение, что сами актеры теряют из вида сюжетную нить. Что и говорить – ее и подавно не улавливают зрители. Что это – сказка, с принцессами и королями, убийствами и превращениями в волшебном лесу? Сон (вроде того, какой рассказывает Софья в «Горе от ума»: «сначала цветистый луг… Потом пропало всё: луга и небеса. Мы в темной комнате...»)? О чем он?
Беда в том, что режиссер, а за ним и актеры толком не могут рассказать историю, публике, надо признать, незнакомую. Из всех пьес Мориса Метерлинка известна одна – «Синяя птица». «Принцессу Мален», равно и «Жуазель», говорят, проходят в театральных вузах, но содержание их мгновенно выветривается, так что зрители на премьеру «Мален» приходят примерно с одинаковым «стартовым капиталом», готовые слушать, готовые переживать (как-никак – мистический триллер!).
Все сильные чувства актеры приберегают для себя: меж ними, видно, бушуют какие-то страсти, что-то их сильно не устраивает друг в друге. И актеры – хорошие: Артур Смольянинов (принц Гиальмар), Елена Плаксина (Анна, королева Ютландии), новое приобретение «Современника» Анатолий Узденский (король Гиальмар), своей игрой временами напоминающий манеру Петра Щербакова… Очень хорошие актеры. Это видно. Видно, как они стараются. Смысла в их стараниях нет – во всяком случае, его не видать.
Вот такая выходит история. То есть истории не выходит, и театр, сообщают информированные источники, взялся за коренную переделку спектакля. Так что некоторое время спустя, вполне вероятно, публика увидит нечто другое. Может быть, уже не триллер. Или триллер, но не во всех отношениях мистический. Главное, чтобы понятно было – кто, куда и зачем.