Марина Александрова: увидеть Париж и ... вернуться!


Прекрасная, романтическая, возвышенная... Наверное, такой и только такой мы представляем себе главную героиню любого романа. Одним взмахом ресниц она может перевернуть жизнь любого мало-мальски мужественного героя, одной улыбкой подарить надежду... Ну, в крайнем случае, отправиться на затерянный в океане остров и продемонстрировать все свои незаурядные способности в борьбе за высокое звание Последнего героя.

Первой ролью Марины Александровой (семнадцатилетней тогда) стала Маша Столыпина в сериале ОРТ «Империя под ударом». Затем она снялась в нашумевшей экранизации романа Бориса Акунина «Азазель» в роли невесты Фандорина Лизы. После этих «костюмных» ролей ее позвали в сериал РТР «Главные роли». Там ее Женька водит такси и в ожидании тех самых главных ролей находит свою любовь по ту сторону камеры в лице симпатичного кинооператора.

О себе

В детстве я любила гулять по лужам… А еще я была жуткой драчуньей. Да, представьте себе! Дралась со всем военным городком! К моей маме вечно приходили жаловаться. И ведь до сих пор люди обманываются, думая, что я как на ладони, что все так хорошо и спокойно. А у меня внутри столько всего! Недавно у нас прошел выпускной вечер в Щукинском училище. Я выбрала платье от Ямамото – очень люблю этот стиль. Говорят, что наш выпускной был особенным – играл «живой» оркестр и был салют, все было красиво, но я не могу сказать, что это задело меня до глубины души. Закончился неплохой период в жизни, студенчество. Конечно, я очень благодарна нашим преподавателям, они много нам дали, но теперь надо продолжать одиночное плавание. На окончание института родители подарили мне первое кольцо с бриллиантом. Вот видите, ношу его сейчас, но вообще я не большая поклонница украшений.
«Таяние снегов»

Это фильм, в котором я снималась во Франции. Вообще, мне кажется, мы это фильм вряд ли увидим. Это был абсолютно французский заказ. Только Александр Анатольевич Адабашьян написал сценарий, да я играла русскую девушку. Сюжет пересказать довольно сложно. У моей героини умирает любимый мужчина. Но они не успели оформить отношения, и она осталась беременная, в чужой стране…Режиссеру кто-то рассказал эту историю из жизни русской женщины, и он попросил Адабашьяна написать сценарий. Это было еще до знакомства Александра Анатольевича со мной. Он ведь долго во Франции прожил, великолепно знает язык, много и постоянно там работает. И вот он в России начал снимать «Азазель». Я невесту Фандорина. Мы во время работы подружились, начали общаться. С тех пор прошло три года. Александр Анатольевич стал моим добрым и мудрым другом, который великолепно знает кухню кино изнутри, и он всегда может дать бесценный совет. После того, как сценарий был окончательно оформлен, у Александра Анатольевича уже сложилось представление о героине. Он привез в Париж мои фотографии, поговорил с режиссером. Тот отправился в Москву отбирать главную героиню. Его привели в Щукинское училище на мой единственный спектакль по пьесе Горького «Варвары». Я думаю, он мало, что понял. Потом показали отрывки из моих фильмов. Так он решил, что можно кастинг актрис не проводить, а остановиться на выборе Адабашьяна.

Франция

Если честно, я ожидала от Франции чего-то большего. Мы так много знаем о ней по книгам, по фильмам! Мне всегда казалось, что это какой-то таинственный мир, где в воздухе царит романтическое настроение, где все признаются друг другу в любви… Абсолютно не оправдались мои ожидания! Возможно, свою роль сыграло то обстоятельство, что я находилась вдали от привычного мира, все замыкалось на работу, а с местными людьми существовал определенный языковой барьер. Ведь так всегда бывает, что ты уезжаешь и думаешь, что там, где тебя сейчас нет, в Москве, например, все самое главное и происходит, и у людей именно сейчас коренным образом меняется жизнь, а ты в этом не участвуешь! И от этого еще больше бесишься, а сделать ничего не можешь! В какой-то момент жизни я поняла, что вновь, как на острове, я начинаю замыкаться в себе, постоянно думать о своих проблемах внутренних. А люди там совсем другие, очень от нас отличаются. У них нельзя позвонить другу или подруге в три часа ночи и сказать, что тебе плохо и тебе нужна помощь. Тебе ответят: «Я сейчас сплю, поэтому позвони мне во вторник вечером». Но мне не надо вечером во вторник, сегодня суббота! Этот довод ни на кого не произведет впечатления. У них все слишком расписано, все в жизни очень регламентировано. А меркантильность французских мужчин вряд ли в хорошем смысле впечатлит наших женщин. И так же в работе, все не как здесь. По сюжету предполагалось, что я должна заплакать. И вот я вхожу в образ, слезы текут по моим щекам… А французским людям на съемочной площадке не понять, как это можно сниматься в такой сцене без глицерина. Они еще друг у друга спрашивают: «Что-то случилось у Марины? Она так плачет!» Бедные гримеры охотно бросаются ко мне на помощь: «Марина не плачь! Грим сейчас растечется! Давай капнем глицерина! Давай?» Мой ответ «Нет, спасибо!» остался для них загадкой. И видимо еще одной иллюстрацией загадочной русской души. Съемки проходили недалеко от Парижа, а в городе я проводила выходные. Александр Адабашьян возил меня туда и показывал «свой» Париж. Только наверное благодаря ему я и прониклась некоторыми нежными чувствами к одному из самых прекрасных городов на земле. Париж действительно красив, и его уличные кафе действительно прелестны. Александр Анатольевич довольно долго там прожил и постоянно и много там работает, великолепно знает язык. Так что он показал мне те места, которые обычно скрыты от глаз обычных туристов. Порой какой-то случайно открывшийся вид с моста, откуда-то сбоку, завораживает больше, чем вся Эйфелева башня с окрестностями. Так что, как видите, особых чувств Париж во мне не вызвал, а жаль. Хотя может быть, если бы я поехала не работать там полтора месяца с французами, а поехала бы отдыхать с друзьями, я бы совершенно иначе восприняла бы город. Кто знает! И может быть любовь к Парижу у меня просто впереди? Французы едят очень много. И непременно на столе стоит красное вино. Даже на съемках в обед! Пей сколько хочешь! Я была поражена. У нас ведь если начать пить в обеденный перерыв всей съемочной группой, то съемки обязательно прекратятся. А у них вино это просто традиция. Причем, пластиковые стаканчики в моду так и не вошли. Только стеклянные бокалы, настоящие столовые приборы – вилки, ножи. Не серебро, конечно, но никакого пластика! У них очень вкусный хлеб – и черный, и белый, и круассаны. Я бы там смогла прожить на одном хлебе. Я полюбила местные кондитерские, где все не только вкусно, но и красиво необыкновенно. Французская кухня очень изысканная... Только мне так хотелось поесть борща! Как же я была счастлива, что я не эмигрантка, что у меня лежит обратный билет в Москву! «Увидеть Париж и вернуться!» - вот был мой основной лозунг в те дни!

Петербург

Петербург – это самый, наверное, любимый город. Там мои родители, друзья. Мои любимые уголки, кафе. Сейчас редко удается туда выбраться, слишком много разъездов, работы в Москве. Последний раз была полгода назад. Город сильно меняется, а я, к сожалению, в этом никак не участвую. Мне нравится гулять по центру, любоваться набережными и перспективой Невского проспекта. Я ведь прожила всю свою сознательную жизнь в центре города, на углу Гороховой и Фонтанки. Пятнадцать минут пешком до Зимнего Дворца. Мы жили в коммунальной квартире с огромным коридором. Мама привела меня в музыкальную школу. Я училась по классу арфы. Очень старательно занималась и у меня был серьезный репертуар - Чайковский, Мендельсон, Брамс.... Все помню. Просто из-за длинных ногтей вряд ли смогу что-то сыграть. У меня в Питере много любимых двориков и закоулков. В Питере я душой отдыхаю, а работать лучше в Москве. Больше перспектив. Хотя я люблю путешествовать. Вообще первая моя «заграница» была, когда я родилась. А родилась я в Венгрии, в городе Кишкунмайше. Так что путешествия начались очень рано! Потом был Таллинн – если его считать «заграницей». С первых же своих заработанных денег я устроила вылазку в Финляндию. По роду профессии мне приходится много ездить, так что путешествия входят в обязательную программу деятельности большинства актеров. Мне очень хочется в Италию. Особенно в Венецию. И еще мне хочется побывать на Востоке. Недавно у меня появилась собственная квартира в Москве. Нет, ремонтом я не занимаюсь. Она мне досталась как игрушка, в абсолютно готовом виде, даже с мебелью и техникой необходимой. Для меня это большой шаг. Моя квартира - достаточно маленькое, однокомнатное, но очень уютное гнездышко. В ней деревянная мебель, и это добавляет ей плюсов. Вообще, хорошо жить в собственном загородном доме. И, наверное, иметь виллу на Карибах тоже неплохо. Но пока мне хватает и квартиры.

Любимые книги.

Это русская классика – Лев Толстой, Достоевский, особенно его «Братья Карамазовы». Я много читаю. Бродский. Маркес. Чапек. Ремарк. Но я люблю больше книги, чем их экранизации. Читая книги, мы сами выстраиваем мизансцены, рисуем себе образы героев. Это гораздо интереснее, чем наблюдать за тем, как на экране воплощаются чьи-то образы и представления.

Кое-что о мужчинах

Неудачные комплименты – это те, которые очень банальны. Женщины надеются, что ради них мужчины будут совершать самые безумные поступки и говорить им неожиданные слова. Наверное, меня можно было бы покорить какими-то маленькими безумствами. Особенно, если это что-то особенное совершает взрослый человек с репутацией серьезного профессионала, сильной личности. Это очень трогательно.

Татьяна Устьянцева