Все попробовать и понять себя

Сейчас как включишь телевизор — с экрана на тебя смотрит хорошенькое личико молодой и уже очень популярной российской актрисы Марины Александровой: она и в «Бедной Насте», и в «Небе в горошек», и в «Последнем герое», и в «Азазели», и в сериале «Главные роли», и у Ежи Гофмана в «Когда солнце было богом». Такая востребованность — чудо, если учесть, что из театральных вузов Москвы ежегодно выпускается когорта таких же молодых, красивых, рьяных и талантливых девушек. Стоило пообщаться с Мариной, чтобы хоть чуть-чуть понять секреты ее безумного успеха.

— Можете рассказать о своем жизненном пути? Вы родились в Москве?

— Нет, место моего рождения — Венгрия, папа там служил. А в пятилетнем возрасте я с родителями переселилась в Питер, в ужасную коммуналку, где с нами жили умные коты-крысоловы и их добыча. В моем характере отразились все особенности питерского воспитания. Я морально и физически довольно закаленная.

— Актрисой решили стать еще в детстве?

— Да нет, только в конце десятого класса. Просто я поставила на удачу. Решила, что нужно попробовать, потому что потом буду жалеть. Человек должен как можно больше вносить разнообразие в свой опыт, все «попробовать», чтобы понять самого себя.

— Ваша героиня в сериале «Главные роли» — автомеханик. Вы умеете водить?

— Совсем нет времени сдать экзамен по вождению. И машины у меня еще нет, как раз думаю заняться этим вопросом, ведь в таком городе как Москва преодолевать большие расстояния пешком или на городском транспорте при моей занятости — недопустимая роскошь.

— Марина, от кого вы унаследовали свою внешность?

— Знаете, когда я еще маленькая ходила в гости с папой, то все знакомые утверждали, что я похожа на него, когда с мамой — то на нее. Думаю, что на самом деле они отдали мне все самое лучшее. К примеру, удлиненный разрез глаз от папы, голубой цвет — от мамы. — Часто пользуетесь красотой?

— Смотря что вы имеете в виду. Никогда из-за своей внешности и фигуры не комплексовала, догадывалась, что по крайней мере не хуже других девушек. Конечно, кавалеров у меня хватает. Я никогда не должна была кого-то завоевывать, потому как завоевывали зачастую меня. Поэтому и не приходилось себя менять. Я всегда остаюсь сама собой: точно знаю, чего хочу, а что мне противно. Если же вы имеете в виду использование внешности для получения ролей, то я так скажу. Если режиссер — профессионал и у него действительно серьезный проект, то он в первую очередь оценивает претендентку на роль как актрису, а не как стриптизершу или девочку по вызову. Люди без слов все прекрасно понимают. Мы смотрим друг на друга сначала с профессиональным интересом, а потом задумываемся о личных отношениях — возможны они в принципе или нет. Когда девушка говорит глазами: «Я сделаю все, что ты только попросишь!» режиссер это сразу видит, чувствует. А когда девушка говорит: «Я пришла работать, заниматься любимым делом!» — на этом фривольное отношение к ней переходит в уважение, желание помочь, дружбу. Именно так у меня, скажем, сложились отношения с Ежи Гофманом.

— Ну, если актриса несговорчивая, а режиссер — самодур, то может и отказать ей в хорошей роли из-за ее высоких моральных принципов.

— Мне никто не отказывал. Бывало, я сама отказывалась от той работы, тех ситуаций, которые меня не устраивали. Если вижу, что интересую человека исключительно как возможная любовница, а не как актриса, то просто не соглашаюсь на такие условия.

— Интересно, как вы попали на «Последнего героя»?

— Отбор был очень сложным. Приглашения принять участие в проекте получили хорошие артисты, но многие отказались из-за занятости в спектаклях, съемках. Команду подбирали продуманно. Чтобы в равной части были и взрослые, и молодежь, телезвезды и звезды эстрады и кино, мужчины и женщины. Так сложилось, что моя кандидатура устроила всех по возрасту, профессии, по психологическим, физическим, внешним данным. А у меня была возможность взять академический отпуск в институте.

— В прессе приходилось читать, что у вас там вспыхнул роман с Иваном Демидовым...

— Я пытаюсь это не комментировать. Ваня — очень хороший человек. Встречи с людьми в жизни — это подарок или испытание. Иван для меня судьбоносный человек, он очень умный. Думаю, что наша с ним дружба обязательно будет иметь продолжение в каких-нибудь профессиональных проектах. Но рассказывать об этом пока что рановато. — А у вас есть близкий человек?

— Когда я разговариваю с журналистами, всегда ловлю себя на мысли, что все это противоестественно. Вот мы встречаемся с абсолютно незнакомым человеком, и должны ему рассказать о своих чувствах, мыслях, интимной жизни. Но ведь в обычной жизни мы не будем первому встречному так откровенно доверяться! Я очень закрытый человек. Мне не свойственно открываться даже знакомым, а друзей можно пересчитать на пальцах одной руки, причем двое из них — мои родители.

— Честно говоря, журналистам тоже не сладко, если есть задание редакции или запрос читателей. При выборе профессии вы должны были знать, что она требует определенной публичности. Кстати, зарубежные звезды значительно проще в общении с прессой, поскольку понимают, что каждый должен делать свое дело.

— Ну, хорошо, скажу так: как и каждая нормальная девушка, я мечтаю встретить большую, даже огромную и необъятную любовь. И если меня вдруг охватит такое чувство, я смогу оставить ради него все. Но пока такого нет. Есть друзья, есть приятные люди вокруг. Но любви, похожей на сон, нет. Верю, что она на пороге.

— Готовы с любимым перебраться и в палатку?

— Ой, если безудержная любовь случится у меня к банкиру или наследному принцу, я сопротивляться не буду. Но по расчету вступать в брак не хочу. Хочу по любви. И совсем не осуждаю тех актрис, которые бросают карьеру ради любимого. Такое возможно.

— Вы остро переживаете моменты одиночества, если они случаются?

— Нет, я люблю оставаться одна. Когда психологи тестировали меня перед отправлением на остров («Последним героем»), то задавали такой вопрос: «Вы часто плачете?» Я ответила: «Только на сцене». Это действительно так. Моя главная наука — умение получать удовольствие от жизни: от красивого пейзажа, аромата еды, звуков музыки, общения с людьми. Но на острове я много плакала: от эмоций, лившихся через край.

— Вас называют одной из первых модниц Москвы. Какой стиль предпочитаете?

— Люблю пользоваться услугами молодых отечественных модельеров, которые точно знают, что нынче актуально и что подходит именно мне. Такие есть в Питере. В Москве у кое-кого челюсти отпадают от моих нарядов. Ведь вещи должны гармонично соответствовать внутреннему миру человека, а питерцы меня очень хорошо знают и понимают. Сейчас вплотную занимаюсь приобретением квартиры, поэтому насчет дизайна интерьера также обращусь к своим тамошним друзьям. Знаете, там у людей какой-то особый, изысканный, совсем не массовый, вкус.

— Вам понравилось сниматься в Украине?

— Сценарий мне показался достаточно интересным, кроме того, хорошая школа поработать с такой сильной актрисой, как Елена Вдовина. Она играет в сериале мою приемную маму — это главная роль. Атмосфера на съемках «Неба в горошек» была очень теплой, ко мне все относились, как к любимому ребенку. А от самой Украины, от Киева в частности, — я просто в восторге. Вот чего не хватает моему любимому Питеру, так это вашей роскошной природы, мягкого климата, менее напряженного ритма жизни. При таких условиях и народ кажется более человечным, теплым и доброжелательным в массе своей. Мои излюбленные места в Киеве — Андреевский спуск, Киево-Печерская лавра и... несколько ночных клубов.

— Я слышала, что режиссер Юрий Кара пригласил вас на съемки своего нового фильма «Любовь к тебе как бедствие» — на роль известной советской актрисы Валентины Серовой.

— Да, эту женщину очень ценил Сталин, она вдохновила Константина Симонова на «Жди меня». Вместе со мной на роль пробовались Юля Меньшова, Виктория Толстоганова, Женя Крюкова. Режиссер выбрал меня. Я буду играть и юную Валю, и ее же в возрасте. В роли Симонова выступит Александр Домогаров, Сталина — Армен Джигарханян. Маму Вали сыграет Любовь Полищук. Когда увидела ее фото, хотела отказаться от съемок, ведь она очень плохо закончила: от невероятной славы скатилась на самое дно человеческой бездны. Впрочем, режиссер уговорил меня не бросать работу, поэтому 8-серийный телефильм появится на экранах к 60-летию Победы.

Автор : Лариса БЕЛЯКОВА