Марина Александрова: откровенный разговор о женской совести

Актриса Марина Александрова только что закончила театральное училище имени Щукина. К моменту получения диплома она уже успела сняться в фильме «Азазель», испытать себя в шоу «Последний герой 3», сыграть главную роль в сериале «Главные роли»...

Говорю без лести: вы молоды, талантливы и очень красивы. Многие считают, что красота — ключ к успеху.

— Красота — это дар от родителей и Бога. Дорогой, ответственный дар.

На кого вы больше похожи? На папу или на маму?

— Если я шла с папой, то все говорили, что я очень похожа на него. Шла с мамой, было то же самое. Думаю, они отдали мне все лучшее. Например, разрез глаз удлиненный у меня папин, а цвет — светлый мамин.

Ваши родители имеют отношение к кино или театру?

— Нет. Папа военный. Мама — жена военного. Она всю жизнь любила петь, играла в самодеятельности. Однажды, когда мама пела с хором в клубе, я выбежала к ней. Это был мой первый выход на сцену...

Сейчас вы живете с родителями?

— Нет. Они остались в Петербурге, где я выросла. А я в Москве. Мы созваниваемся.

Наверняка везде при вашем появлении мужчины оборачиваются, разглядывают, а девушки видят в вас соперницу...

— Даже если кто-то начинает активно ухаживать за мной, лично меня это не может изменить. Я точно знаю, чего я хочу, что могу допустить в своей жизни, а что мне противно и не нужно совершенно.

Вы ходите на кастинги, как положено актрисам и моделям?

— Конечно. Это же профессия.

Вот вы пришли на кастинг для сериала. А режиссер сразу реагирует: красивая девочка! Нужно за ней приударить. Порой от этих претензий режиссера зависит и решение, получит ли актриса работу...

— Если режиссер человек профессиональный, и у него, действительно, серьезный проект, он первым делом оценивает претендентку на роль как актрису, а не стриптизершу или что-то еще. Люди же без слов понимают друг друга! Мы смотрим друг на друга сперва с профессиональным интересом, а потом уже задумываемся о личных отношениях — возможно ли в принципе, или нет. Когда девушка говорит глазами: «Я могу все, что ты только попросишь!» — режиссер это сразу видит, чувствует. А когда девушка говорит: «Я пришла работать! Заниматься любимым делом!», — на этом отношение к ней переходит в другое, в уважение, желание помочь, дружбу.

Бывало, что вам отказывали в работе, из-за вашей твердой нравственной позиции?

— Неверно поставлен вопрос. Не то что бы мне отказывали. А я сама отказывалась от той работы, тех ситуаций, которые меня не устраивали. Вижу, что человека я интересую не как актриса, а как подстилка... Я просто не соглашаюсь на такие условия.

Это были выгодные контракты?

— Да, звучали эти предложения заманчиво. Но мне кажется, что реальные деньги и успех в итоге меня бы разочаровали. Даже если бы я получила обещанные блага, но внутренне была бы опустошена. Когда добиваешься цели сама, это совершенно другое чувство. А когда тебя покупают, ты переступаешь через головы и трупы, уводишь чужих мужей... — это ужасно. Как потом смотреть в глаза окружающим!
Но есть такие звезды балета, театра, кино, которые смотрят в глаза окружающим со всех плакатов и афиш, пройдя все эти этапы на пути к карьере. Вы какая-то несовременная, наивная.

— Возможно, я вам такой кажусь. Но это мое твердое, искреннее убеждение. И у меня хватает пока сил это убеждение отстаивать на практике. Я не хочу, чтобы шепотом за моей спиной обсуждали моих «покровителей». Я хочу, чтобы говорили, что я хорошая актриса, обсуждали мои роли.

А как вы прошли кастинг на участие в «Последнем герое»?

— Отбор был сложный. Приглашение участвовать в проекте получили хорошие артисты. Но многие не соглашались по причине занятости в спектаклях, съемках. Команду собирали обдуманно. Чтобы в равной степени были взрослые и молодые, телевизионные звезды, звезды эстрады и кино, женщины и мужчины... Так сложилось, что моя кандидатура устроила всех по возрасту, профессии, психологическим, физическим, внешним данным. А у меня была возможность взять академический отпуск.

Кстати, о «Последнем герое». К вам на глазах у миллионов телезрителей проявлял симпатию известный телепродюсер Иван Демидов. Многие уверены, что у вас теперь с ним роман...

— Я это стараюсь не комментировать. Хотя вопросы такие задают. Ваня очень хороший человек. Встречи с людьми в жизни — это подарок или испытание. Вот Ваня — это для меня судьбинный человек, он очень умный. И я думаю, что наша дружба обязательно будет иметь продолжение в некоторых профессиональных проектах. Рассказывать об этом пока рано.

Если я спрошу, есть ли у вас сейчас жених, вы будете отвечать?

— Когда я беседую с журналистами, ловлю себя на мысли, что все это противоестественно. Вот мы встречаемся с совершенно незнакомым человеком, должны ему рассказывать про свои чувства, мысли, про личную жизнь. Ведь в норме мы не будем с первым встречным так откровенничать! Я лично очень закрытый человек. Мне не свойственно раскрываться даже со знакомыми людьми. Моих настоящих друзей можно по пальцам одной руки сосчитать, и двое из них — это мои родители. А тут приходится все рассказывать почему-то.

А журналистам-то как тяжело! Идешь на встречу с человеком, нужно у него все расспросить, да так, чтобы не ранить, не обидеть. А человек еще тебе не рад, закрыт, спешит. Думаете, только у вас трудная профессия? Ничего подобного! Давайте все-таки поговорим о любви.

— Я, как любая нормальная девушка, мечтаю встретить большую, огромную любовь. И если вдруг меня захватит такое прекрасное чувство, я все могу бросить ради него. Но пока нет этого. Есть друзья. Есть приятные люди вокруг. Но такой любви, похожей на сон... Нет пока. Мне казалось, что звезда должна быть девушкой мудрой, реалистично мыслящей. А вы про любовь какие-то фантазии! Другая на вашем месте сказала бы так: вот встретится богатый принц или банкир, тогда выйду замуж.

— Нет, если невероятная любовь случится с банкиром или наследным принцем, я не против. Но по расчету я замуж не хочу. Хочу по любви. И я совершенно не осуждаю тех актрис, которые бросают карьеру ради семьи. В жизни все гармонично. Значит, любовь этого стоит. И я вдруг брошу все ради любимого. Такое возможно.

Пришла пора вспомнить Ромео и Джульетту. А был в жизни такой период, когда вы чувствовали себя Ромео... То есть, я хотела сказать Джульеттой...

— Вы не ошиблись. Именно было такое, что мне досталась в отношениях роль Ромео. Чуть не случился роман. Но все пришлось прекратить. Я на себе тащить такую тяжесть не смогла... А вот Джульеттой в жизни быть пока не довелось.

Вы сейчас стали очень популярной. Все вокруг вас радуются вашему успеху?

— Я уверена, что поговорка «друзья познаются в беде» несовременна. Помочь, погладить по головке, подбодрить словами, что «все еще впереди», приехать в четыре часа ночи — это одно. А вот остаться в нормальных отношениях с тем, кто стал успешнее тебя — это может пережить не каждый друг.

От вас кто-то отвернулся в последнее время?

— Да, я чувствую, как изменились некоторые люди, которых я считала своими друзьями.

А вы не зазнались?

— Нет. Я осталась прежней. Но испытание медными трубами оказалось чересчур сложным не для меня, а для них.

А, может быть, «поприбедняться»? Не рассказывайте друзьям о ваших планах. Скрывайте что-то. Пусть думают, что вы такая же бедненькая девочка...

— Я так не могу! Зачем мне такая дружба? Я не хочу превращать свое общение в лицемерие.

Да? А разве не из актерской среды пошла традиция лгать в глаза? Когда стареющая актриса обнимает вас и поздравляет с успехом, а мысленно думает: «Чтоб ты сгорела!» Я уж не говорю о «приятных» традициях: подсыпать битое стекло в ботинки, воровать или уничтожать вещи в гримерных...

— Я просто не подпускаю лицемеров к себе близко. Я вижу человека, каков он есть на самом деле, и держу дистанцию. Если мне самой работа коллеги не понравилась, я просто уйду из зала молча. А если понравилось — буду искренне хвалить. Мне режиссер Адабашьян рассказывал, как в театре актриса забегает за кулисы, чтобы переодеться за несколько секунд... И вдруг обнаруживает, что исчезло платье и туфли. Да, я слышала об этом. Но сама не сталкивалась.

В Москве вы живете одна? Иной раз хочется поплакать в одиночестве?

— Я люблю оставаться одна. Когда психологи тестировали меня перед отправкой в шоу «Последний герой» мне задавали вопрос: «Вы часто плачете?» Я ответила: только на сцене. Это на самом деле так. Моя главная наука — умение получить удовольствие от жизни. От красивого вида, аромата, пищи, музыки, от общения с людьми. Но на острове я много плакала. Эмоции просто переполняли меня.

Надежда Купская