Французы хорошо считают деньги, поэтому работают быстро и качественно


За время моей работы в кино я научилась профессионально терпеть и с уважением относиться к окружающим меня людям. Мне кажется, это главное, -- говорит самая молодая и уже очень популярная российская актриса, известная нам по роли Лизоньки из "Азазель", любимой Збруева из "Северного сияния" и подруги Демидова из "Последнего героя-3" -- Марина АЛЕКСАНДРОВА.

"Я ДЕРЖУ ВСЕХ В КУЛАКЕ"

-- Вы ведь не из театральной семьи, сложно было пробиваться?

-- Вы знаете, я скажу такую вещь, которую, может быть, говорят многие, просто я прошла это на своем опыте. Если ты чего-то хочешь и искренне веришь, у тебя все получится. И не надо думать: "Вот, это риск, может, не нужно..." Вообще жить рискованно -- а вдруг я сегодня выйду на улицу и мне в тот же момент кирпич на голову свалится? Жизнь -- это американские горки. Я, например, взяла и поехала в Москву счастья пытать -- поступать в театральный. И я не ошиблась. Я поняла это во время вступительных экзаменов, когда в первый раз ощутила чувство полета. От всего, что делала на сцене, я испытывала колоссальное удовольствие, какой-то наркотический кайф. Я видела, что на меня смотрят, и я держу всех в кулаке! Приятно, когда на тебя обращают внимание, когда ты садишься за огромный стол, ничего не делаешь, не говоришь, но все поворачиваются в твою сторону. Ты выходишь на сцену -- люди смотрят на тебя, забыв о проблемах. И выходят из театра, может, быть немножко счастливыми.

-- Вы бы смогли поступить так, как ваша героиня в "Северном сиянии" -- бросить спокойную жизнь, жениха и убежать босиком навстречу взрослому, побитому жизнью мужчине?

-- Вы знаете, если бы этот мужчина был похож на Збруева, то смогла бы. В него действительно можно влюбиться. Ради любви очень многое можно сделать. Профессия, карьера -- все это отойдет, а любовь будет с тобой всегда.

-- Что вам понравилось в Збруеве-актере?

-- Збруев очень требовательный человек -- во всем, что касается его профессии, -- от костюма до обязательного горячего чая на съемочной площадке. На первый взгляд все это кажется не важным, но это действительно серьезное отношение к своей работе. Он помогал осветителям. Помогал мне: даже когда у него закончились съемки и пошли только мои крупные планы, он остался на площадке. Вместо того, чтобы пойти отдохнуть, он стоял за камерой и подавал мне свои реплики, на которые я должна отвечать в кадре. И то, что я, например, очень придирчива к гриму на моем лице -- вовсе не мои капризы. Грим -- тоже составляющая образа и он должен быть безупречным. Я соблюдаю режим дня и никогда, зная, что у меня съемка, не стану гулять допоздна, потому что буду выглядеть не так, как хотелось бы режиссеру.

-- Вы с первого фильма уже снимались с очень известными актерами, страшно было?

-- Очень страшно! Хочется оправдать доверие, не упустить шанс, который достается не каждой молодой актрисе. Но люди, с которыми мне повезло работать -- настолько интересны, что черта между мной и ими постепенно стерлась. Никто из них не смотрел на меня как на ученицу. Кстати, на "Северное сияние" я вообще попала практически случайно. На роль утвердили актрису, но что-то не вышло, и буквально за пять дней до съемок меня нашли и пригласили.

ОБ АМПЛУА

-- Меня не раздражает то, что мне дают роли похожих друг на друга героинь. Просто я стараюсь делать эти роли не похожими. Если роль ничего не дала, значит, я остановилась. Сейчас, мне кажется, я бы по-другому сыграла в "Северном сиянии", но тогда я отдала все, что у меня было и ничего не могла больше. Я не халтурщица, стараюсь все делать до конца.

"НЕЕЛОВА МОЖЕТ РАССКАЗЫВАТЬ АНЕКДОТЫ, А ЧЕРЕЗ МИНУТУ -- ЗАПЛАКАТЬ В КАДРЕ"

-- У вас была чудесная возможность посмотреть, как работает Марина Неелова -- в фильме "Азазель".

-- Она вообще потрясающая! Она может рассказывать анекдоты и через минуту... заплакать в кадре. Я еще очень люблю Алису Фрейндлих, восхищаюсь ею. Испытываю к ней такую благодарность за все, что она делает! Мне бы очень хотелось с ней поработать, но я с ней даже еще не общалась.

-- Вы уже определились с театром, в котором хотите работать?

-- Пока нет. Мне интересно было бы работать в "Современнике". Хотя особой предрасположенности к определенному театру я не испытываю. Скорее, к режиссерам. Мне интересен питерский режиссер Юрий Бутусов, Петр Фоменко... Вот если был бы жив Эфрос -- я от многого бы в жизни отказалась ради работы с ним. Я стараюсь следить за премьерами в театрах и знаете, что мне недавно понравилось? У меня ведь в этом году был выпускной, и я с удовольствием посмотрела дипломную работу моих однокурсников -- спектакль по рассказу Маркеса "Старый-престарый сеньор с огромными крыльями". Его даже планировали играть на большой сцене, что редко случается с дипломными работами.

-- Вам ведь вообще нравится Маркес.

-- Обожаю! А вот модного сейчас Коельо -- его книгами просто забиты книжные полки магазинов -- я терпеть не могу. В Маркесе меня привлекает его загадка. Когда его читаешь, такое ощущение, будто балансируешь на грани между твоей реальность и чем-то абсолютно другим, незнакомым. Я не понимаю его концепции, мне странен его стиль, но рассказ за рассказом я его познаю.

-- Следите за книжными новинками?

-- Мною еще не изведана мировая классическая литература, даже русская, и мне не хочется тратить время на Донцову. Это даже грешно сейчас, когда я еще не осилила Ремарка. Я и Акунина не читаю, несмотря на то, что снялась в экранизации его романа. Я с грехом пополам прочитала "Азазель" и все -- об остальных не знаю. Вот я бы с большим удовольствием сыграла в русской классике -- что-нибудь по Чехову, по Тургеневу. Или по Достоевскому. Мне кажется, для русской актрисы сняться в хорошей русской классике -- нет ничего лучше.

"КОРЕНЕВА -- СПЛОШНОЙ ОГОЛЕННЫЙ НЕРВ"

-- Читаете мемуары коллег?

-- Мне очень понравилась книга Кореневой "Идиотка". Действительно идиотка -- в хорошем смысле. Меня испугало, что она -- сплошной оголенный нерв. Хотя, наверное, это качество артистов, когда твоя психика на грани -- шаг и все.

-- Кстати, об "Азазель", -- вы довольны своей работой в этом проекте?

-- "Азазель" -- это переломный момент в моей жизни -- все идет от него. "Последний герой" -- от него, съемки во Франции в фильме Лорана Жауи "Таяние снегов" -- тоже, съемки в польском фильме у Ежи Гофмана в "Старинном предании" -- тоже от "Азазель" (оператор Павел Лебешев, который работал в "Азазель", показал мои фотографии Гофману). Выиграл или не выиграл сериал, но эта работа сыграла решающую роль в моей судьбе. У меня самое потрясающее открытие -- люди, которые очень многое для меня сделали.

-- Расскажите о французской работе.

-- Сценарист этого телевизионного фильма -- Александр Адабашьян. Когда французские продюсеры увидели материал, то захотели сделать его полноценным художественным кино. Это реальная история, которая произошла с русской девушкой Леной, которая со своим французским женихом приезжает к нему на родину. Внезапно он умирает, не успев жениться. Беременная девушка остается одна в чужой стране. Мне пришлось говорить по-французски, а по-русски моя героиня говорила только со своим ребенком. Знаете, меня поразил профессионализм всех без исключения на площадке. Существует точный график, никто не опаздывает, -- сколько запланировали, столько и сняли. Они с огромной скрупулезностью считают деньги, поэтому работают быстро и качественно. Мне это близко, я человек очень ответственный.

"САМОЕ УЖАСНОЕ, ЧТО ЭТОТ ФИЛЬМ ВЫШЕЛ"

-- У вас ведь есть фильм, об участии в котором вы очень жалеете?

-- Да, но я никому о нем не говорила и не хочу. Мне работа в этом проекте не понравилась сразу, на второй день съемок, но отказать не могла -- контракт был подписан. Для меня это был шок! Я ненавижу ту работу... Может, нельзя так говорить, но это так. Хотя, наверное, плохой опыт работы -- тоже опыт, -- теперь я буду знать, чьи предложения принимать нельзя. Я из тех, кто учится на собственных ошибках. Самое обидное, что то была не первая моя работа. И самое ужасное, что фильм вышел.

Путем несложных математических вычислений (исходя из пока еще небольшого количества киноработ Марины), приходим к выводу, что фильм, о котором она говорит -- "Воровка-2", в котором Марину пригласили на роль дочки сестры главной стервы фильма Лидии Вележевой. Сериал, мягко говоря, слабый, поэтому нежелание Марины о нем распространяться вполне объяснимо.

-- О съемках в "Последнем герое" вы, наверное, не жалеете.

-- Больше того, -- это самые приятные воспоминания в моей жизни. Как говорят, есть жизнь "до" и "после". Так вот у меня есть жизнь "до "Героя" и "после "Героя".

-- Не слишком ли преувеличенно?

-- Для кого-то, может, и да, но не для меня. Во-первых, я поехала туда в 20 лет -- возраст, когда только устраиваешься в жизни, начинаешь что-то понимать, взрослеть. После съемок в "Герое", когда я беседовала со своим другом, он сказал: "Знаешь, я только в 40 лет осмыслил то, о чем ты мне говоришь в свои 20". На острове я очень подружилась с Таней Овсеенко, она такой души человек! Безумно добрая. Таня может сказать: "Позвони мне в любое время суток и я приеду" -- и ты поверишь, потому что иначе быть не может. Мне было интересно, смогу ли я нравиться людям такая, какая есть -- не играя. Там я не жила разумом. Хотя мне было очень тяжело морально. Я смотрела повтор "Последнего героя-2" с Певцовым уже после того, как снялась сама. Я плакала. Да, просто рыдала перед телевизором, когда был Совет. Я знала все эти ощущения, знала, что люди переживают. Это ужасно, когда человек уходит. Ты жил с ним бок-о-бок, ел из одной кастрюли, и вдруг тебе нужно его выгнать! Ощущение, будто ты сидишь в канун Нового года в семейном кругу за столом и знаешь, что без четверти 12 вы кого-то из-за этого стола выкинете на улицу.

-- Неужели у вас не возникало вполне природное в тех условиях раздражение по отношению к кому-то?

-- Я познала, что означает "возлюби ближнего своего как самого себя". Пока ты это не поймешь сам -- ничего не произойдет. Ты можешь перечитывать библию сколько угодно, но пока ты нутром не прочувствуешь -- жизнь не изменится. Вот так произошло на острове.

-- Вы недавно были на детском кинофестивале в "Орленке". Сами хотели бы сняться в кино для детей?

-- Очень хочу, но почему-то никто не предлагает. С удовольствием сыграла бы Бабку Ежку или добрую Ведьмочку, или Кикимору, хотя если и предложили бы роль в детском фильме, то, наверное, Мальвины. Я вообще обожаю смотреть советские фильмы -- "Кортик", "Приключения Петрова и Васечкина". По пятницам я всегда смотрела "Сказка за сказкой" с тетей Валей. И до сих пор помню эту передачу. А что сейчас помнят дети? Телепузиков или как их там?

-- Кто и з молодых актрис вам нравится?

-- Да почти никто! Могу сказать, кто из мужчин -- Марат Башаров! Очень нравится. И Женя Миронов.

-- Чего вам хочется?

-- Я часто представляю ситуацию, когда вдруг все разом хорошо подумали о своем соседе. Мир расцветет!

Дарина ХАЕВСКАЯ