Интервью журналу STRONG MAN

-Марина, что тебя больше всего привлекает в работе: гонорары, имя режиссера, интересный сценарий, партнеры, слава?

-Сочетание всего: хорошей актерской команды, режиссера и выбранного для съемок материала. Ну и, безусловно, популярность тоже привлекает. Чего уж таить!

-На твой взгляд, популярность тяготит или возвышает?

-В ней есть и плюсы, и минусы. Плюсы в том, что ты меньше стоишь в очередях. (Смеется.) Когда тебя где-то узнают, часто говорят: «У вас, наверное, совсем нет времени. Пожалуйста, проходите». Минусы – в ограничении свободы. Например, я не могу пойти куда-нибудь неподготовленной.

-К славе быстро привыкаешь или поначалу ощущаешь какой-то дискомфорт?

-Сначала действительно существует некий дискомфорт. Во-первых, слава – это явление мимолетное: сегодня она есть, а завтра уже нет. Во-вторых, в нашей стране стало много известных людей, раскрученных пиаром. Их популярность – как мыльные пузыри, которые в любой момент могут лопнуть. К славе нужно относиться адекватно. Увидев однажды, как один актер демонстрирует завышенную самооценку, я сказала свой подруге: «Стукни меня сковородкой по голове, если со мной такое произойдет». На что она ответила: «Если с тобой это произойдет, я, во-первых, не смогу стукнуть тебя по голове. Во-вторых, иногда полезно жить с ощущением этой сковородки над головой».

-Часто от известных людей слышишь, мол, «я точно не заболею пресловутой «звездной болезнью», но почему-то ею многие страдают…

-Ею страдают практические все популярные люди. И я в том числе. Просто у кого-то «заболевание» в легкой форме, а у кого-то – в тяжелой. С приходом популярности на вещи надо стараться смотреть не с высока, а так же, как и раньше. Ведь ты ни в чем не поменялся. Так же страдаешь и плачешь, пьешь тот же кофе, что и другие, посещаешь магазины, у тебя все те же проблемы. Разница лишь в том, что тебя чаще показывают по телевизору. Но от этого не становишься каким-то особенным, и не появляется нимб над головой.

-Сегодня стать популярной намного проще, чем раньше.

-Я не согласна. Раньше, наоборот, было гораздо легче. Выходил фильм, и вся страна его смотрела. Актеры в одночасье становились любимцами публики. Они не нуждались в дополнительной раскрутке. Их и так обожали. Потом пять лет у российского кино был кризис. Сегодня все потихоньку возрождается, начинает просыпаться интерес к российскому кинематографу. И мне приятно, когда я не могу купить билеты на «Турецкий гамбит».

-Я имела в виду, что современные актрисы становятся популярными, когда им еще нет и 30…

-Скажи, а что эти актрисы (я имею в виду и себя) сделали по сравнению с Еленой Яковлевой или Мариной Нееловой?! Единственная актриса, которая многого добилась для своих лет, – это Чулпан Хаматова. Всех остальных не называла бы звездами. Кроме того, я не могу сказать, что хочу работать на их профессиональном уровне. Есть разница между понятиями «светиться по телевизору» и «быть профессионалом в своем деле».

-Разве ты не профессионал своего дела?

-Я стараюсь им быть. Но сама никогда не скажу, что я – профессионал своего дела. Эта должна быть реакция со стороны…

-А ее нет? Тебя ведь узнают…

-Узнавание и любовь зрителей не говорят о том, что я стала профессионалом. Просто мое лицо мелькает по телевизору чаще других. А чтобы стать профессионалом, нужно… (Пауза.) Честно говоря, я даже не знаю, что нужно сделать. Может быть, должен произойти какой-то профессиональный перелом.

-Марина, в жизни ты такая же романтичная тихоня, как твои героини, или же коварная сердцеедка и авантюристка? Какая ты на самом деле?

-Имя Марина переводится с латыни как «морская». Я не постоянная и переменчивая, как волна. Я человек настроения. От настроения у меня зависит очень многое. Встала Александрова не с той ноги – всем устроила нагоняй … Еще какой нагоняй! (Смеется.) Я пытаюсь с этим как-то бороться. Для меня важно внутреннее состояние. Встала в плохом настроении, не так оделась, толкнули, забыла дома какую-то важную вещь, и пошло-поехало… Кстати, во мне есть и дух авантюризма.

-В чем он проявляется?

-Мои поступки не вписываются в логический ход событий. В моей жизни очень много случайностей. Часто впрыгиваю в последний вагон уходящего поезда, при этом, совершенно не думая, стоит ли мне это делать или нет. Я человек чувствительный. Под влиянием своих чувств и эмоций могу совершенно не думать головой. В этом и заключаются мой авантюризм.

-Можешь привести конкретный пример?

-Сколько угодно. Например, участие в «Последнем герое», когда я оканчивала «Щуку». Мое пребывание в ВУЗе был под большим знаком вопроса, но я все-таки поехала на остров.

-Я читала, что поездка на необитаемый остров была одной из твоих глупостей. Что ты имела в виду?

-Есть 10 глупостей Марины Александровой. Каждую из них я запланировала выполнить в определенный период жизни. Что-то я уже совершила, что-то только предстоит совершить. Можешь даже не спрашивать, о чем они, – все равно не скажу, потому что это мои глупости.

-Скажи хотя бы, сколько уже совершила?

-Число «10» неизменно. Как только одни исполняются, тут же добавляются другие. Глупости совершенно разные: прыгнуть с парашютом, прокатиться по Москве на розовом кабриолете, поцеловаться в сугробе.

-Как же ты их реализовываешь? Например, специально арендуешь кабриолет и катаешься на нем по Москве?

-Нет, конечно. Все происходит спонтанно, авантюрно.

-Я прочла, что и секс ты считаешь большой глупостью…

-От этих слов я не отказываюсь. (Смеется).

-Тогда прокомментируй их.

-Цель занятий любовью – это продолжение рода. Сегодня существует много способов предохранения, и секс становится своеобразной авантюрой, хитростью, игрой с природой. Поэтому я и называю его самой большой глупостью, которая приносит массу удовольствий.

-Что тебя может потрясти в жизни?

-Искусство. Я мечтаю объездить все крупнейшие музеи мира.

-Это не входит в твой хит-парад глупостей?

-Ну что ты! Это входит в мечты. Увидев Сикстинскую капеллу весной в Риме, я пережила катарсис.

-Поговорим о сильном поле. Каким должен быть идеальный мужчина Марины Александровой?

-Мужчина с чертовщинкой. Он должен так же, как и я, совершать глупости. Одним словом, молодой Микки Рурк.

-Ты влюбчивая?

-Влюбиться мне легко, но полюбить трудно. Для меня важно ощущение влюбленности. Когда ты влюблена, то по-другому выглядишь, воспринимаешь окружающий мир. А любовь – это совершенно иная грань. Когда ты любишь, то стараешься вписаться в идеал любимого человека, меняешься кардинально сама и хочешь, чтобы менялся он.

-Ты как-то сказала, что первая расстаешься с мужчинами.

-Когда не вижу перспективы наших отношений, с одной стороны. С другой – может быть, я еще не готова к семейной жизни.

-Мужчины не пытались тебя удержать?

-Это бесполезно. Если я что-то для себя решила, то это окончательно и бесповоротно. В этом плане я жесткий человек. И переубеждать меня не стоит.

-Что тебя бесит в мужчинах?

-Когда в мужчине присутствуют женские черты, капризность, когда он думает, что на его голове корона, когда забывает, что в защите нуждается прежде всего женщины, когда мужчина попросту не подает даме руку. Эта неадекватность по отношению к женщине меня и бесит.

-Сейчас ты встретила своего защитника?

- (Улыбается.) Надеюсь, что встретила.

Ирина Толчева