Печальные итоги

Завершился уже конкурс «Кинотавра» - во многом, он как и предупреждали все же сразу организаторы, очень переломного. В чем же именно знаковость именно этого фестиваля - давайте попробуем с вами разобраться.
Говоря лишь о том, что нынешний фестиваль - просто решающий, а также переломный и этапный - его настоящий глава Александр Роднянский просто имел в виду, что с одной стороны, грядет Олимпиада и также перемены в городе Сочи, кстати, которые не могут никак не отразиться на всех абсолютно показах. Да кстати и попросту на обычном размещении гостей. А вот с другой - именно то, все же этот фестиваль, очевидно, все же, в какой-то отдельный момент открыл все же некоторый набор замечательных имен, из которых после и сложилось новое прекрасное русское кино. И вот настало время именно для обновления всего этого своеобразного некоторого пула авторов - и, тем более, что именно в этом году практически никто из классических знаменитых кинотаврских режиссеров в данной программе и не оказался.
Этапным, тем не менее, этот фестиваль стал вот именно благодаря всем тем фильмам, которые, были совершенно иными, чем в предыдущие годы. А это уже совсем не смена тренда, а даже очень большие перемены в смысловой части. Перемены есть не только у фильмов. Человек тоже постоянно меняется.
Кстати на счет фестиваля. Сразу нам стоит оговориться, что очень большую часть именно этого фестиваля все критики постоянно оставались в определенном каком-то недоумении и даже смущении - и именно от слабости этого конкурса. Если, например с коротким метром, обычно традиционно остающимся некой зоной для молодых и немного борзых, все кстати было более-менее как традиционно, то в основном же блоке раз за разом, и вечер за вечером все оставалось только всем пожимать плечами. Не было никакого послевкусия, просто ноль эмоций и все. Документальная лента «Труба» самого Виталия Манского - это про жителей совершенно разных стран, кстати, живущих вдоль настоящего газопровода - это монолитное, и достаточно тяжеловесное грустное произведение, само ну как будто из чугуна все выплавленное, и уходящее куда-то все же вдаль, и совершенно не имеющее никакого явного финала и также жирной точки, да и вообще ничего в нем не было.